Меню
Яндекс.Метрика
Главная   ->   Медучреждения   ->   Иски к клиникам in vitro

Иски к клиникам in vitro

 Иски к клиникам in vitro В клиниках искусственного оплодотворения также происходят ошибки, которые приводят к трагедиям.

Только некоторые из этих ошибок всплывают на поверхность, потому что аборты эффективно затирают следы врачебных ошибок. Однако случается, что родители получают возмещение.

Одним из случаев, когда врач надеялся, что аборт все исправит, является история Шеннон и Пола Моррелов. Она произошла в 2009 году и вошла в книгу «Misconception. One Couple's Journey from Embryo Mix-Up to Miracle baby» (2010). Сначала, в результате оплодотворения in vitro, женщина родила двоих детей, которых назвали Меган и Элли. Вскоре после рождения оказалось, что Элли почти глухая. Когда женщина решилась на очередное оплодотворение с использованием замороженных эмбрионов, врач сообщил, что часть из них была разморожена и не пережила этого, а вторую часть подсадили другой женщине. Той другой женщиной стала Кэролин Севедж. Она родила мальчика, назвала его Логаном и отдала семье Моррелов. Свою историю она выложила в книге «Inconceivable. A Medical Mistake, the Baby we Could not Keep, and Our Choice to Deliver the Ultimate Gift». Эти две книги описывают поистине «нереальные переживания» двух семей, замешанных в невероятной проблеме из-за того, что они воспользовались услугами in vitro. Они также показывают, как медики пытаются подчищать свои ошибки и не признают, что их допустили. В конечном итоге клиника заключила соглашение с супругами Севедж взамен на неразглашение своего названия.

История Моррелов явно была не единственной, которая имела ошибки в in vitro. В 1998 году 38-летняя Донна Фасано, белая женщина из Стенйтн Айленда близ Нью-Йорка, родила двух мальчиков: белого и чернокожего. Некоторое время она воспитывала их обоих, однако суд штата признал права за биологическими родителями темнокожего ребенка. Оказалось, что имплантированные эмбрионы происходили не только от самой Донны, но и от посторонней пары. Эмбриолог Майкл Обасаю об этом знал, но ошибку не признал. Обе стороны подали в суд на клинику IVF New York.

В 2000 году в лоне Сьюзан Бухвайц из Сан-Франциско после процедуры in vitro прижились «ложные эмбрионы» (происходили от анонимной пары). Дело вышло наружу благодаря анонимному доносу из клиники, когда ребенку было уже 10 месяцев. Доктор Стивен Кац и эмбриолог Имам Эль-Данасури скрыли ошибку. В результате соглашения, заключенного в 2004 году, женщина получила от одного только врача миллион долларов возмещения, привлечение врача к уголовной ответственности не произошло.

В 2011 году Алекс Волтершпиль и Мелани Уолтерс подали иск на врача Джона Джейна из Santa Monica Fertility, требуя 500 тыс. долларов возмещения. Во время второй попытки зачатия in vitro оказалось, что клиника уже не имеет замороженных эмбрионов. Врач объяснял, что они «случайно разморозились», однако не сумел предоставить доказательства и вскоре сменил объяснения, говоря, что эмбрионы потерялись. Супружеская пара утверждает, что на самом деле их просто отдали другой женщине. Из выводов юриста следовало, что, возможно, все клиентки этой клиники (вместе с детьми) вынуждены пройти генетические обследования.

Ошибки в оплодотворении in vitro происходят не только в США. Из прессы следует, что они зафиксированы также в Японии (ошибка в публичном госпитале завершилась абортом), Индии и Великобритании. Последствия ошибок затрагивают сразу по несколько супружеских пар, создавая невероятные ситуации. Судебные иски подаются относительно многочисленных медиков и процессы идут годами.

Ошибку скрыть легко.

Оказывается, что ошибку в этом деле совершить проще простого. Они касаются как «свежих» эмбрионов, так и замороженных, подписанных и анонимных, смешанных из различных источников (для улучшения статистики удачного оплодотворения). Как видно из статей в прессе, иногда бывает достаточно минутной невнимательности - телефон позвонил, скажем, - и лабораторное стекло с оплодотворенными клетками может оказаться на полу. Из контрольной проверки в клинике Нового Орлеана следует, что зародыши там плохо маркировали, помещали в неподходящие для хранения места, а некоторые из них вообще не удалось найти. Однако регулярных контрольных проверок в этих клиниках никто не проводит. Каждая из них имеет свой способ идентификации эмбрионов, а если у пациентов похожие фамилии, то легко может произойти ошибка.

Трудно сказать, как часто происходят ошибки в in vitro, так как медики делают все, лишь бы обойтись без огласки. Они также стараются, чтобы те случаи, которые уже вышли наружу, были как можно скорее улажены соглашениями. Они всегда могут надеяться, что беременность закончится неудачно (выкидышем), а их «ошибка» не обнаружится. Кроме того, для проблемных случаев вполне годится аборт, на который пациентку можно уговорить. Можно подделать документы, убеждая, что ребенок очень болен, и «уладить» аборт.

Не потому ли в среде in vitro так не любят ссылаться на совесть?